26 ноября 2009 г.

Как будет «record» по-русски?

Данный пост является компиляцией обсуждения одной из ключевых проблем русскоязычной ECM-теримнологии, состоявшегося некоторое время назад в блоге "ECM Club". Я включил в пост только собственный текст и собственную точку зрения - на том основании, что здесь мой блог и я пишу от своего имени. Нужно признать, что оригинальная дискуссия была достаточно интересной, и я с удовольствием ее продолжил бы уже в этом блоге - с прежними участниками или с новыми, которые пожелают присоединиться.


Специалистам хорошо знакомы проблемы с переводом таких терминов как «content», «dashboard», «compliance», «governance», пары «efficiency & effectiveness»Но вот, казалось бы, простое слово – «record». Специалисты знают, что «record»это особый статус документа, фиксирующий его состояние на определенный момент времени. Документ в статусе «record»  не подлежит никаким изменениям – ни в части содержания, ни в части метаданных. Т.е. «record» трактуется в духе известной пословицы – «Что написано пером – не вырубишь топором». К чему заморачиваться над его переводом – переводи как «запись», а далее – используй в правильном контексте. Но не тут-то было…

Есть хорошо известный специалистам стандарт ISO 15489-1. Думаю, в рамках этого блога, в отдельном тематическом направлении «Стандарты» (которое, не сомневаюсь, сформируется в ближайшем будущем) мы еще немало времени посвятим и конкретно этому стандарту, и его «потомкам» - всему семейству стандартов, посвященных records management. Обратите внимание – я не случайно написал этот термин по-английски, потому что на русский язык официально он переводится не как «управление записями», а как … Вот, собственно, об этом и пост.

Оригинальное название стандарта ISO 15489-1«Records management. General». В России с 2007 года действует национальный аналог этого стандарта – ГОСТ Р ИСО 15489-1. И называется он «Управление документами. Общие требования». Казалось бы, разница небольшая. Ведь «record»это всегда документ, значит «records management» вроде бы допустимо переводить как «управление документами», а не «управление записями». Тем более, в названии стандарта. Ведь в самом стандарте можно все термины расставить по местам и использовать с учетом тонких семантических различий. Но в самом стандарте (точнее, в предисловии к нему) российские «адаптаторы» идут еще дальше – они не просто заменяют по всему тексту стандарта «record» на «документ», но еще и идеологически обосновывают свои действия. Не удержусь от цитаты - настолько она великолепна!
«Англоязычные термины «records» и «document» в настоящем стандарте объединены в русскоязычный термин «документ» на следующих основаниях:
  •  Термины «records» и «document» в английском языке являются синонимами и употребляются в тексте англоязычной версии данного ИСО в терминологическом значении «документ», «документы», т.к. положения данного стандарта направлены на решение функциональных, технологических и технических вопросов работы с документами, возникающих в процессе деловой деятельности организаций.
  • В Российской Федерации термин «запись» в сфере информации и документационного обеспечения управления, а также в теории документоведения не используется. В правовых и нормативных документах, а также ГОСТах, регулирующих эти сферы деятельности, в Российской Федерации используется термин «документ». В практической деятельности персонал служб ДОУ, для которых, прежде всего, предназначен данный стандарт, работают исключительно с документами.»
Т.е. вот так - ни больше, ни меньше. В Советском Союзе секса нет! Т.е простите – в России нет записей.
Ну ладно, второй буллет оставим на совести отечественных «терминаторов» (по-моему, очень правильное название – во всех смыслах). Но в первом же буллете просто неприкрыто искажается суть оригинального стандарта. Любой специалист, умеющий читать по-английски и имеющий в своем распоряжении оригинальный текст стандарта, увидит там следующее (в разделе 3 «Terms and definitions»):
«3.10 document (noun)
Recorded information or object which can be treated as a unit.
3.15 records (noun)
Information created, received, and maintained as evidence and information by an organisation or person, in pursuance of legal obligations or in the transaction of business.»
Т.е. невооруженным взглядом видно, что «document» и «record»отнюдь не синонимы.
А что в русской версии стандарта? В разделе 3 «Термины и определения» читаем:
«3.3 документ (document, records): Зафиксированная на материальном носителе идентифицируемая информация, созданная, полученная и сохраняемая организацией или частным лицом в качестве доказательства при подтверждении правовых обязательств или деловой деятельности». Видно, что это определение склеено из двух – причем, забавно, что первая часть взята не из определения термина «document» в английской версии стандарта 15489, а из определения «документ» в российском ГОСТ Р 51141-98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения».
Линия на подмену термина «record» не совсем адекватным «документ» сохраняется и в других ГОСТовских адаптациях ISOшных стандартов – в частности, в ГОСТ Р ИСО 22310 и ГОСТ Р ИСО 23081.
Попытки различать в русскоязычных публикациях «document» и «record» предпринимались неоднократно. Так, в переводе на русский язык первой версии стандарта MoReq «record» переводился как «служебный документ». В недавно опубликованной русской версии MoReq2 переводы определений «document» и «record»  полностью соответствуют оригинальной трактовке, берущей свое начало именно в стандарте ISO 15489, правда, «record»  переводится не наиболее простым и очевидным способом, а как «официальный документ».

Вообще, в российских стандартах мы имеем, на мой взгляд, классическую ситуацию «по Грибоедову», т.е. смешение «французского с нижегородским». Часть стандартов, формирующих терминологическую базу нашей предметной области (например, ГОСТ Р 51141-98) написана целиком в традициях национальной системы ДОУ; другая часть (вся формирующаяся линейка стандартов ГОСТ Р ИСО) является просто переводами (значительно запаздывающими по времени по сравнению с оригинальными текстами) международных стандартов ISO. Глоссарии терминов каждой из ветвей стандартов не согласованы до конца друг с другом, но при любых терминологических разногласиях последнее слово остается за «исконно нашим» стандартом. При этом, похоже, никого не заставляет задуматься тот факт, что «наш» стандарт утвержден более 10-ти лет назад (и с тех пор не пересматривался), когда ни один из западных стандартов, определивших термин «record» еще не был опубликован.

Я настаиваю на том, что «документ» в том же ГОСТ Р 51141-98 никак не является синонимом «record» в любом из стандартов ISO. Вот мои аргументы:
1. В ГОСТе для «документа» (базового термина, а не его расширений типа «официальный документ», «архивный документ» и т.д.) не сформулировано ключевое свойство «record» - неизменность содержания и метаданных. Да, написано, что «документ – это зафиксированная информация…», но что означает «зафиксированная»? Файл MS Word – тоже зафиксированная информация, и он содержит реквизиты, позволяющие его идентифицировать, но является ли всякий файл «документом»? В терминологии Microsoft Office – да, в терминологии records management – нет. Вот понятие «maintained as evidence»,  которое используется в определении  «record», содержит в себе свойство неизменности, но такого (или похожего) понятия нет в исходном определении «документа».
2. Ближе всего к понятию «record» в ГОСТе находится термин «архивный документ» - это «документ, сохраняемый или подлежащий сохранению в силу его значимости для общества и равно имеющий ценность для собственника». Но и этот термин не годится в качестве кандидата на перевод «record» (хотя довольно часто и используется в этом качестве). Еще одно важное свойство записи – возможность использования как «… доказательства при подтверждении правовых обязательств или деловой деятельности». Согласитесь, это не совсем «значимость для общества и … ценность для собственника», которые декларируются для «архивного документа».

Я уже собирался остановиться и завершить пост предыдущим абзацем, но нашел феерический финальный акцент
Как, надеюсь, все помнят, весь пафос русской версии стандарта 15489 сводится к замене «записей» на «документы». Действительно, если не знать, что написано в оригинале, перевод читается вполне сносно. Но совершенно случайно я наткнулся на чудное место в русском варианте стандарта (подраздел 7.2 «Характеристики документа», пункт 7.2.1 «Общие положения»):
«…Помимо содержания, документ должен иметь метаданные, отражающие операции деловой деятельности, или быть постоянно связанным или объединенным с ними. При этом:
а) …;
б) …,
в) должны быть представлены связи между отдельными записями, составляющими в совокупности документ.»
Обратите внимание на буллет в)! По логике «авторов» стандарта «документ» состоит из связанных «записей» (при этом, как мы помним, никакого определения «записи» в соответствующем терминологическом разделе нет).
Идем в оригинальный текст стандарта – и что мы там видим?
«…c)       the links between documents, held separately but combining to make up a record, should be present.» Перевожу – «должны быть представлены связи между документами, хранящимися отдельно, но объединенными в целях создания записи».
Мало того, что в переводе полностью искажен оригинальный смысл предложения, так «авторам» еще и не удалось уклониться от так не любимой ими «записи». Потому что, если бы и здесь заменить «запись» на «документ», то получился бы вообще полный бред – «… отдельные документы, составляющие в совокупности документ» :). Правда, и в существующем виде фраза от бреда не сильно отличается…

1 комментарий:

  1. Т.е. получается, что "record" - все же "запись".
    Подскажите, пожалуйста, в переводе "Стандарта хранения", опубликованного PROV, мне следует все-таки использовать термин "запись" ?

    ОтветитьУдалить