25 апреля 2011 г.

ECM-аспекты. S01E01. Безопасность. P02. CD-шреддинг

В серьезных ECM-системах есть специальная функция безопасности – цифровой шреддинг (digital shredding). Смысл этой функции такой же, что и в обычных бумажных шреддерах – уничтожение информации таким способом, чтобы ее невозможно было восстановить. Ну, правда, обычные офисные шреддеры со своим назначением справляются довольно слабо – в шпионских фильмах полным-полно эпизодов, когда бумажное «спагетти» извлекается из помойки и собирается пинцетиком (а в современных hi-tech боевиках – с помощью сканера и компьютера) в первоначальный читабельный вариант. Чтобы подобные казусы не случались с подлежащей полному и окончательному уничтожению электронной информацией, функция цифрового шреддинга использует специальные алгоритмы – после удаления файла с диска освобожденное пространство многократно перезаписывается специальными битовыми последовательностями.

Но в случае с однократно записываемыми носителями (CD-R, DVD-R) понятно, что никакой цифровой шреддинг неприменим – уничтожить информацию можно, только физически повредив или уничтожив носитель. Руководства по информационной безопасности требуют, чтобы однократные носители с конфиденциальной информацией уничтожались в специальных сертифицированных установках.

А что делать, когда нужно уничтожить информацию на подобных носителях в домашних условиях? Самые ленивые (или самые беспечные) просто царапают информационный слой гвоздем или ножницами и выбрасывают диск. Более продвинутые в плане информационной безопасности ломают-крошат диск на максимально мелкие кусочки. Но ни первый, ни второй варианты не дают гарантии от последующего восстановления информации, хранившейся на диске.

Британские ученые электрики изобретатели-рационализаторы предложили инновационный подход к решению задачи – сколь эффективный, столь и эффектный. Для его реализации потребуются: электромоторчик, батарейка и два изолятора от высоковольтной ЛЭП.


22 апреля 2011 г.

Минздравсоцразвития 2.0

Я тут недавно ругался на «аналитиков рынка СЭД», которые не могут элементарно грамотно и связно сформулировать то, что хотят сказать-написать. Но оказалось, что это еще цветочки. А ягодки – они в Минздравсоцразвития. Причем, количество «ягодок» неизвестно, ибо принадлежащий их сознанию поток, озаглавленный «Открытое письмо сотрудников Минздравсоцразвития России Председателю Правительства РФ В.В. Путину по итогам Всероссийского форума медицинских работников», подписан в лучших совковых (именно совковых, а не советских - к советскому я нормально отношусь, сам советский) традициях, анонимно – «Коллектив Минздравсоцразвития России». Предпосылки появления этого текста, думаю, известны любому, кто смотрит новости по ТВ или следит за событиями в интернете. Поэтому преамбулы места-времени-действия не будет, а будет небольшое отступление исторического (до интернетовских еще времен) плана.

Все-таки интернет – великая сила. А Web 2.0 – сила в квадрате. Вот раньше: случись такой скандальчик на каком-нибудь официозном мероприятии – кто бы про него узнал-услышал? Только участники событий да журналисты-осветители. А уж ответные боевые действия «коллектива авторов» вообще стали бы достоянием только архивных папок да двух-трех чиновников, «разруливавших» ситуацию. Но – доктора Рошаля, конечно, по тихому задвинули бы куда-нибудь.
А теперь как?
Во-первых, в интернете можно легко найти целиком запись нашумевшего (хотя говорил он довольно тихо) выступления Л.М.Рошаля – несмотря на то, что официозные ТВ-каналы из всего, что он сказал, в новостях показали только цитату про тумбочку с деньгами и многословный ответ премьера, объясняющего уважаемому доктору на пальцах, что бюджет не резиновый.
Во-вторых, примечательна реакция минздравовских чиновников – она тоже интернетовская: раньше бы они свою «коллективку» на бумажке по инстанциям отправили, а сегодня публикуют в блоге министерства! Правда, они при этом не учли, что «это интернет, деточка...» - лучше бы уж промолчали, ей-богу.
В-третьих, такое паблисити происходящего вынудило даже премьера среагировать – и тоже в интернете, хоть и через своего пресс-секретаря. Правда, суть реакции заключалась в том, что реакции не будет.

Ну и, в-четвертых, кому бы пришло в голову раньше снимать копию с министерской кляузы (да и не каждый смог бы эту копию снять – с ксероксами в стране напряженка была) и показывать друзьям за кружкой пива?
А теперь вот – пожалуйста. Конечно, этот «шедевр» можно было бы просто опубликовать – ценители заценили бы его и без моих комментариев. Но не откомментировать такое – выше моих сил. Как всегда, жирный шрифт и инициалы перед комментами – мои.

19 апреля 2011 г.

Рынку СЭД нужна грамотная аналитика!

Сразу оговорюсь – в заголовке поста ключевое слово «грамотная». В своем первичном значении – «умение писать грамматически правильно, без ошибок».
Вообще-то, я не отношу себя к категории grammar-nazi и не возбуждаюсь по поводу единичных ошибок-опечаток-описок в текстах, тем более, когда это пост в блоге. На отсутствующие или избыточные запятые тоже не обращаю внимания – сам иногда перестраховываюсь и ставлю лишние. Несогласованность слов в предложении по падежу, времени, числу, конечно, раздражает, но, понимая, как пишутся (и на ходу переписываются) тексты, не подвергающиеся корректуре (Web 2.0, однако!) я и с этими недостатками стараюсь мириться. Конечно, если число этих недостатков не превосходит некую критическую массу, и количество не переходит в качество (точнее, в отсутствие оного).

В ЖЖ-сообществе, номинально посвященном проблематике ECM/СЭД (не люблю эту российскую аббревиатуру, но вынужден с ней мириться как с реалией рынка), а на деле являющемся рекламно-маркетинговой вотчиной одного российского вендора СЭД-продуктов, сегодня появился пост «Мета-анализ российского рынка СЭД». К данной теме (не к самой аналитике, ибо ее просто нет на российском рынке СЭД, а именно к мета-анализу, т.е. анализу того, что претендует на роль аналитики) я давно неравнодушен, и столь же давно сам собираюсь письменно сформулировать свои мысли по поводу. Ну вот, раз появился – в виде упомянутого поста - еще один стимул сделать это, я не преминул им воспользоваться. Точнее – попытался не преминуть. Ибо, начав читать, мои глаза стали цепляться за один за другим грамматические и стилистические ляпы в тексте. Критическая масса ляпов была достигнута примерно на пятом абзаце текста, а детонатором, взорвавшим мой мозг последней каплей, побудившей-таки меня к написанию злобного пасквиля эссе «Об аналитической грамотности и грамотной аналитике» стал финальный вопрос поста – «Как вы ее видите?».

Этот мой пост – не про аналитику рынка СЭД, не про мета-анализ этой аналитики и вообще про другое (про аналитику тоже вскорости последует – обещаю). Он про то, что аналитик (если он претендует на это достаточно высокое звание), должен уметь не только анализировать, но и публично излагать результаты своей аналитической деятельности. Кто ясно мыслит, тот ясно излагает – это не аксиома, это квалификационное требование к аналитику. Если я читаю логически слабо связанный текст с многочисленными грамматическими ошибками, я отказываю автору текста в признании его аналитических способностей. Кто плохо излагает, тот не может ясно мыслить!

Это была преамбула. Далее последует амбула критика. Я старался быть кратким – в той мере, в какой позволял быть кратким критикуемый текст. Я сознательно не включал всю свою язвительность, но она даже в выключенном состоянии прорвалась через все мои мозговые заслоны.

И как во всех моих злобно-критических постах – необходимый дисклеймер. Поскольку я знаю, кто является автором критикуемого поста (авторесса и сама не очень-то скрывает свою identity), где она работает и чем занимается, я буду стараться быть максимально корректным в высказываниях – nothing personal, only business :). Но ежели все-таки какие-то из моих оценок покажутся обидными, заранее за них прошу прощения. Хотя, если честно, за такие тексты как раз таки автору нужно извиняться перед читателями.

Ниже – цитируемый/критикуемый текст отображен курсивом. Грамматические нестыковки я выделил в цитатах жирным шрифтом и никак не комментировал – рассчитывая на грамотность своих читателей. Ну а вот мимо некоторых стилистических «шедеврей» мой разум возмущенный отказался проходить молча, и я их сопроводил нелицеприятно. Все мои комментарии предварены моими инициалами.

18 апреля 2011 г.

Э-Сказочки. S01E01. О СЭД – для домохозяек

Я тут не так давно уже писал про сказочников от автоматизации и электронизации и не предполагал, что так скоро придется возвращаться к этой теме. Внезапно я с удивлением обнаружил, насколько популярен жанр сказки в среде Э-продавцов - вот только за прошедшую неделю две новые Э-сказочки в сети появились. Поэтому я принял решение начать очередной сериал, посвященный этому виду фольклора. Назвал, конечно, незатейливо, но – я ж не сказочник.

Первая из двух упомянутых во вступлении сказочек обнаружилась на сайте Docflow.ru. Название у нее, правда, больше для заметки из серии «Советы домохозяйкам» подходит – «Зачем нужен электронный документооборот», да и содержание, честно говоря, такое же, домохозяечное. По странной логике редакторов сайта ее поместили в раздел «Новости рынка СЭД». Возможно, новостью редакторы сочли именно форму агитки «за СЭД» – эдакую, с претензией на знание жизни людей от сохи станка документооборота. От этой сказочки за километр отдает таким незамутненным сознанием вчерашних (а может, и сегодняшних) студентов-маркетологов, что я даже отказался от своей первоначальной идеи - откомментировать ее поабзацно. Искусство нужно воспринимать во всей его непрерывности. Поэтому – наслаждайтесь. Я лишь слегка подсократил его, убрав банальные вступление и заключение. Мои комментарии и мини-расследование по поводу авторства – после обширной цитаты.

Как не заблудиться в ворохе бумаги, не упустить важные документы от исполнительных органов власти? Как быстро найти письмо от вышестоящей организации, потратив минимум времени на поиск?

Для примера проследим путь договора на поставку оборудования, необходимого цеху №1 для выполнения срочного заказа. Начальник цеха №1 договорился с поставщиком и попросил его прислать договор для рассмотрения и заключения.

Первоначально договор попадает к секретарю, проходит путь регистрации в журнале, который по обыкновению заполняется вручную. Затем договор оказывается на столе руководителя в ожидании резолюции. Он лежит в кипе бумаг, сиротливо дожидаясь своей очереди. На другой день очередь доходит и до него. Резолюция получена, и договор отправляется обратно к секретарю, чтобы начать путь согласования.

И вот наш договор на 5 страницах копируется для юридической службы, для бухгалтерии, для планово-экономического отдела. Итого к нему прибавляется еще 15 страниц. Далее секретарь заполняет вручную журнал перемещения документов, а затем ножками разносит копии договора по указанным отделам. Попадая в отдел, договор регистрируется в журнале входящей корреспонденции этого отдела, а потом оседает в ворохе бумаг на столе.

Копии договора живут своей жизнью, порой очень непредсказуемой. Некоторые из них теряются. Это не страшно, так как у секретаря есть оригинал, с которого можно опять снять еще одни копии. А если нет, то всегда можно полистать журнал и найти того, у кого есть оригинал. Затем начинается сложный процесс консолидации копий в единый договор со всеми исправлениями от заинтересованных служб. Обычно это затягивается дня на два, а то и больше с выявлением ответственного за это важное мероприятие, походом по отделам ,чтобы собрать копии копий с пометками согласующих служб.

Наконец договор согласован, утвержден и торжественно подписан. Количество дней, затраченных на эту работу, в среднем колеблется от 8 до 15, и то если другая сторона договора не будет тратить время на согласование со своими службами. Руководитель вызывает начальника цеха №1 и радостно говорит, что договор подписан и по нему можно работать. На что начальник ему отвечает: необходимость в договоре отпала, поскольку клиент, узнав, что к работе еще не приступали, снял свой заказ и обратился к конкуренту.

Знакомая ситуация, неправда ли? А сколько документов бесследно исчезает внутри организации? Ведь никто не подсчитывает стоимость затрат на поиск документов, их составление, согласование договоров и внутренних документов. Только по затратам на бумагу и картриджи для заправки принтеров можно приблизительно оценить сколько ресурсов организации съедает делопроизводство.