24 марта 2011 г.

«Ох уж эти сказочки, ох уж эти сказочники...». Часть II

Продолжаю (и, надеюсь, заканчиваю) «разбор полетов», начатый в этом посте. Нумерацию пунктов разбора сохраняю сквозной – тем более, что пунктов не так уж много осталось.

5.     Собственно, к «разбору полетов» как раз подошел и анализируемый пост:
Представители «Эпсилона» выходят на подрядчиков, компанию «Бетта». Объясняют, что работать невозможно, нужно срочно доделывать все «по уму».
Что значит «выходят на подрядчиков» и «объясняют, что работать невозможно»? Это должно было быть объяснено подрядчикам еще в ходе приемочных испытаний – с фиксированием всех недостатков в протоколе испытаний, с предъявлением (если необходимо) претензий в соответствии с уставом проекта (его же так долго согласовывали...) и выставлением штрафных санкций в соответствии с договором. Все перечисленное – азы проектного управления и соблюдения договорных обязательств.

Из «Бетты» отвечают: «Наша компания является организационным Центром управления проектами, наши консультанты провели обследование, написали ИТ-стратегию и Методологию, а непосредственные разработчики – компания «Гамма». Пишите им официальную претензию, и все исправим».
Вот он – апофигей бреда! Что ни фраза, то бред на бреде сидит и бредом погоняет!
Какая ИТ-стратегия? Напоминаю затравку сюжета – «Эпсилону» понадобилось расширить функционал существующей системы. Т.е., проект – чисто программерский. Тут стратегические распальцовки не канают – думать некогда, нужно трясти, т.е. код кропать.
Какое «написание методологии»?? В проектах по программной разработке методологии не пишут, методологиями (готовыми и давно проверенными-откатанными!) пользуются.
Какое – «пишите претензию разработчикам»??? Договор заключен между «Эпсилоном» (заказчиком) и «Беттой» (исполнителем-генподрядчиком). При чем тут «Гамма»? Отношения генподрядчика со своими субподрядчиками – внутреннее дело стороны, исполняющей договорные обязательства. Заказчик может и должен предъявлять все претензии только второй стороне по договору – исполнителю. А основная обязанность исполнителя – соблюдать договорные обязательства и нести перед заказчиком полную ответственность. Это такие азы договорных отношений, что мне даже неудобно, что приходится об этом писать.

6.     Дальше – больше. Попробую пересказать (с одновременным комментированием) своими словами, ибо цитировать буйные фантазии авторессы больше нет сил. Итак:
  • Из «Эпсилона» пишут претензию в «Гамму» и жду ее рассмотрения в соответствии со сроками, установленными уставом проекта. Напомню, что «Эпсилон» и «Гамма» не связаны прямым договором, и устав, подписанный «Эпсилоном», «Гамме», мягко говоря, до лампочки.
  •  Далее инопланетяне с Тау Кита странные люди из «Эпсилона» выходят на прямой контакт с программистом «Гаммы», якобы отвечающим за проект. Сколько принципов договорных взаимоотношений и правил проектных коммуникаций нарушается подобным контактом, даже не стану перечислять. Повторю только уже неоднократно сказанное – в реальных проектах такого бреда не бывает. Даже с учетом особенностей национального проджэкт-мэнэджмэнта.
  • Выясняется, что программисту из «Гаммы» было не с руки лепить горбатого кодить проект «Эпсилона» (говоря умным языком – он не обладал необходимыми компетенциями в предметной области) и он задвинул эту халтурку пригласил на субподряд компанию «Дельта». Ну все! Даже своими словами дальше пересказывать не могу. Кому интересно, пусть читают бред в оригинале...
Теперь я просто компактно перечислю все логические нестыковки в анализируемой «сказочке». Это уже новый перечень, поэтому нумерация пунктов снова начнется с 1.
1.     Поскольку эпический рассказ начинается с упоминания о проведенном тендере, отмечу важные моменты, упущенные «сказочницей» (подозреваю, что сознательно – ради стройности сюжета и нагнетания саспенса):
  • Исполнитель, заявляющийся на серьезный тендер, обязан привести в своей заявке данные по персональному составу и квалификации проектной команды. Такой пункт сейчас присутствует практически в любом наборе тендерных требований – практика накоплена, шаблоны наработаны. Поэтому «Организационный Центр управления проектами «Бетта»», не имеющий специалистов, разбирающихся в предметной области, в нормальном тендере (а участие западной родительской компании дает основание надеяться на нормальный – по международным критериям – тендер) либо не прошел бы конкурсный отбор, либо впоследствии мог налететь на претензии и обвинения в предоставлении некорректной информации о квалификации своей команды. И никакие «переводы стрелок» на субподрядчиков не помогли бы.
  • Возможность привлечения в проект соисполнителей/субподрядчиков практически всегда оговаривается в условиях договора. Там же обычно оговаривается обязанность исполнителя предупреждать заказчика в ходе проекта о привлечении субподрядчиков. Обусловлено это не столько опасением за размывание ответственности за результат, сколько соображениями конфиденциальности – все исполнители и соисполнители по проекту должны заключать соглашения о конфиденциальности напрямую с заказчиком. Т.е., сюжетный поворот, когда «Эпсилон» узнает о том, что проект делала не «Бетта», а ее субподрядчики, только на этапе «разбора полетов» - бред чистейшей воды. Так не бывает. Точка.
2.     Авторесса делает акцент на огромном массиве документов – «тома проектной документации, все эти ИТ-стратегия и Методология, версии ТЗ, Технорабочего проекта, Дизайн-макетов и прочего и прочего...», - якобы порожденных в ходе подготовки и реализации данного проекта. Но при этом сама суть проекта – расширение функционала некоей системы управления активами никак не коррелирует с этим перечнем. И поверьте моему проектному опыту (который, будучи исчисленным в годах, примерно равняется возрасту авторессы :) ) – в России сейчас не осталось таких идиотов-заказчиков, которые ради функциональной «мышки» будут готовы оплатить порожденную исполнителями документную «гору». Ну если только – в госструктурах, но это особый случай и о них я особо напишу, в послесловии.
3.     Если задачей проекта является расширение функционала системы, ориентированной на бизнес-пользователей, то главная проектная активность до начала кодинга – это описание и уточнение желаемого функционала в тесном контакте аналитиков исполнителя с представителями заказчика. В сказочке этот момент (опять же подозреваю, что совершенно намеренно) пропущен. И именно на отсутствии этого – обязательного по методологии – контакта аналитиков и бизнес-пользователей выстроен весь пафос сюжета.
4.     Про отсутствие нормальных приемочных испытаний (главным условием которых является участие в них бизнес-пользователей, для которых функционал, собственно, и разрабатывается) я уже говорил. И в нормальной методологии обойти этот этап невозможно. А в сказочке – легко.
5.     Про нарушение всех принципов проектных коммуникаций мною тоже уже было сказано достаточно. Нормальный заказчик никогда не пойдет искать крайнего по цепочке соисполнителей и субподрядчиков. Для него есть одна ответственная сторона – генподрядчик по договору. Вся сюжетная линия с блужданием «Эпсилона» по дебрям «Бетты», «Гаммы» и «Дельты» (интересно, а почему не использовано не менее абстрактное название «Альфа»? :) ) – чистейший бред.

Обещанное послесловие.
И все же, при анализе сказочки меня не оставляло ощущение deja vu. Не в том смысле, что я сам сталкивался с подобными проектами, а в том, что мне приходилось неоднократно читать про очень похожие сюжеты совсем не в сказочных интерпретациях. Именно поэтому я и написал в самом первом комменте, а потом еще неоднократно повторил, что эффект узнаваемости построен на использовании правдоподобных элементов, но объединенных в невозможную конструкцию. Невозможность этой конструкции диктовалась как раз таки презумпцией здравого смысла заказчика: в международных компаниях тоже, бывает, случаются неэффективные проектные действия и различные заморочки, но чтобы весь проект состоял исключительно из заморочек – такого не бывает. Никогда.

А вот в России, похоже, все-таки бывает – но не в коммерческих проектах, а в госавтоматизации. Пока я писал весь этот двухсерийный «анализ бреда», до меня дошло:
  • достаточно в сказочке заменить фигуру коммерческого заказчика (мифический российский филиал международного холдинга) на российскую госструктуру любого уровня,
  • заменить абстрактную систему управления активами на очередную веб-подделку (сайт министерства, портал госуслуг и т.п.),
  •  уточнить, что вся цепочка исполнителей «Бетта»-«Гамма»-«Дельта»-Вася представляет просто иерархию веб-студий (от пафосной студии Сами-Знаете-Кого до Васиных коленок, на которых он все и кропает),
как весь сюжет тут же становится гораздо более реалистичным. И тогда свое логичное место в нем находят и тендер с массой документов, и стратегии-методологии, и кодинг без общения с функциональным заказчиком, и классическое «сроки поджимают» (госзаказчикам же бюджеты нужно в срок осваивать...), и приемка без испытаний...

Только нужно добавить на каждом этапе передачи работ и ответственности еще одну специфически российскую проектную активность – ту самую, которая, собственно, и способна сделать любой бред реальным. Ну вы знаете – у этой активности общий корень с глаголом «пилить»...

Комментариев нет:

Отправить комментарий