1 октября 2010 г.

Мамакабо-2010. Саундчек

Говоря простым языком, саундчек – это звуковая репетиция-настройка перед началом основного шоу. Команда звукорежиссеров и звукооператоров проверяет и настраивает всю звуковую аппаратуру, музыканты разминают пальцы и подстраивают инструменты, вокалисты опробуют голос, микрофоны и колонки. Одним словом, рутина.
Но так может считать только человек, который никогда не присутствовал ни на одном саундчеке. Потому, что, на самом деле, саундчек – это совершенно самостоятельное действо, доставляющее его участникам (и зрителям – если таковые имеются) совершенно отдельное удовольствие. Поприсутствовав на саундчеке финального концерта «Мамакабо», я убедился в правоте несколько перефразированной фразы одного революционера позапрошлого века: «Процесс – все, результат – ничто». Если бы даже концерт после саундчека по каким-то причинам не состоялся, «почекившиеся» артисты и наблюдавшие за ними зрители свою долю кайфа все равно получили бы.


Вот написал я вступительный абзац со своим – абсолютно дилетантским - пониманием процесса саундчека, а потом нашел в интернетах текст профессионала. И понял, как сильно я заблуждался насчет «отдельного удовольствия» и т.п. Цитирую отсюда - http://www.music.poltava.ua/articles/%5B20070508%5D, текст (точнее – крик души) принадлежит перу Сергея Калугина (группа «Оргия Праведников»). Я не выбросил из цитаты ни одного слова и ни одной буквы, так что пардон хиз френч :) :
«Я уже сказал, что музыкантов надо любить. Это, в общем, понятно. Но есть куда более трудная тема: НЕОБХОДИМО ЛЮБИТЬ ЗВУКОПЁРА! У них, звукопёров, есть грустная поговорка : "Если концерт удался, то музыканты - молодцы. А если нет, то звукопёр - мудак ".
Вы теперь знаете, с чем и в каких условиях ему приходится работать. Вот пришел он готовить концерт: зал - чудовищный, весь в звуковых ямах, стены не заглушены, звук летает и бьётся, порталы - говно, орут и мешают звук в кашу (именно этим ОМЕРЗИТЕЛЬНЫЙ портал или колонка отличаются от хороших - Разборчивостью.), пищалки на них сожжены, мониторы на сцене убиты и строить их некому, местные ребята опять ни х** не успели всё закоммутировать к началу настройки, и надо им помогать, музыканты свои комбы настроили только под себя, без учёта того, что их звук летит в зал - надо перенастраивать, чётко налаженный план саунд-чека (настройки) летит к чёрту, потому что третья линия мониторов просто не пашет, причина не ясна, линию пытаются восстановить - но безуспешно, необходима перекоммутация, а время идёт, плюс на ноте "Фа" возникает лютый резонанс, взрывающий мозг, прибора подавления нет, и даже эквалайзер, которым вручную можно было бы попытаться этот резонанс поймать и как-то придавить, толком не работает, музыканты психуют: "времени на отстройку не остаётся!"; вбегает директор: "через 20 минут запускаем публику в зал!"; общая паника; барабанщик орёт, что не слышит гитариста и что он уже сорок раз просил это исправить, но похоже - всем по-х**, дебил -вокалист наивно спрашивает: "А как там слова? Их слышно в зале?" - а там вообще НИ Х** не слышно; какие, нафиг, слова......ПУБЛИКА! П****ц, отстроились.»

Свой текст переделывать не буду – пусть висит здесь в назидание всем дилетантам (себя не исключаю). Ну а теперь – саундчек, господа!

Софиты (или как их там правильно называют профи?) пока отдыхают.



ЗвукопЁры (помощники главных шаманов – звукорежей).



Чем отличается сисадмин от звукорежа? Сисадмин обычно устраивает «танцы с бубном» вокруг серверов, а звукореж наоборот – бегает с ноутбуком вокруг барабанов. А в остальном – близнецы-братья. Шаманство оно шаманство и есть –что в серверной, что на концерте.



Как хорошо быть генералом ковбойцем Максом Леонидовым! Показываешь басисту новые фотки на своем iPhone в гламурной «шкурке», а в это время твой Fender Telecaster без тебя отстраивают.



Мы с Максимом Леонидовым фотографируем друг друга :).



И хотя у Макса iPhone, мой аппарат по части фотографирования явно круче – я смог прочитать, что написано на «шкурке» его телефона. «Love Kills Slowly»…



Пока артисты «чекятся», первые зрители уже занимают места в лежачем VIP-партере.



К заслушиванию и зацениванию готов!



Маргулис приехал!



«- Не, ну этот папарацци меня уже определенно достал!»
«- Расслабься, Макс… Сакура, катана, сакэ…»



Ну вот - настало время для «чека» и самого Леонидова.


 
«Домо-о-ой! Домо-о-ой! Домо-о-ой!
Там так сладко бьется сердце северных гор,
Домо-о-ой!
Снова остается бесконечный простор за спиной.
Позади ночная брань чужих городов,
Зной соленых океанов, терпких садов.
Но во мне уже стучит, как шальной мотор,
Сердце северных гор,
Сердце северных гор.»




Так... Леонидов отчекился. Ставим птицу…



«- Коля, ты в курсе, что у тебя зверь между ног?»



Продувка фагота – чтобы лучше звучал (ну это я себе так смысл этого действа представляю :) ).



«- Интересно, почему наша группа называется «26 Герц», а не «40 градусов»?» (Ольга Олейникова, «26 Герц»)



«- Минуточку! Можно помедленней? Я записываю!»



«- Опять помехи…У кого в кармане мобильник не выключен?!»
« - У всех…»



«- Значит, уточняем в последний раз: у Добкина – фагот, а у Шитова – кларнет. Все время вас путаю…»



«- Не, ну правда же мы чекимся еще круче, чем Макс и Hippoband



Саундчек закончен. Начинается концерт…


Комментариев нет:

Отправить комментарий