27 января 2011 г.

Зри в корень. S01E01. Hate! P05. Национальный инновационный копипастинг. Ч.III

После публикации предыдущего поста о «научно-аналитической деятельности» г-на Григорьева я получил в ЖЖ комментарий от коллеги (цитирую частично):
Ну а такая воинственность откуда? Люди делают свою работу. Ну и ладно. А нам-то что? Плагиат - так пусть авторы беспокоятся. К тому же довольно трудно сочинять оригинальные тексты на избитые темы, все грешат копипастингом, хотя бы немного :)

Мой ответ:
Моя позиция простая: гусь свинье не товарищ копипастинг и плагиат - принципиально разные сущности. Я и сам пользуюсь копипастом, чтобы вставить в свой текст цитату (иногда и очень объемную), которую обязательно комментирую. Голый копипаст (даже со ссылкой на источник) я уже воспринимаю как зло - потому что зачастую он имеет целью исключительно привлечение внимания к ресурсу (сайту, блогу) и накрутку рейтинга, счетчика, рекламы и т.п.
Ну а уж когда внаглую пиз воруются и присваиваются куски текста (естественно, без всяких упоминаний чужого авторства) - за это вообще-то полагается канделябрами по башке :).
Кстати, насчет "грешат понемногу". Одна наша общая знакомая после моих постов о Григорьеве прислала мне письмо с доказательством того, что тырились даже не абзацы, а целые страницы текста. Так, в монографии, которая вывешена на блоге Григорьева, есть глава, куда практически целиком (с минимальными косметическими правками) вошла ее статья объемом примерно в 7 страниц. Это как называть?
Теперь о моей воинственной позиции. Я так резко реагирую, потому что имею перед глазами достаточно примеров, когда подобные "люди, делающие свою работу" (за счет чужого интеллекта) приобретают не абстрактные статусы экспертов, а вполне конкретные должностные позиции с весьма неплохим материальным вспомоществованием. И - добиваются близости к телам, принимающим решения. И пользуются этой близостью, чтобы направлять финансовые потоки в правильные русла. В качестве примера напомню только один лишь "Системный проект инфраструктуры электронного правительства".

Про историю, упомянутую в моем комменте (когда г-н Григорьев со товарищи позаимствовал для своей монографии практически целиком чужую статью), я еще напишу отдельный пост. А этот пост меня вынудило написать таки появившееся на Госбуке «интервью» Григорьева (приставку «г-на» перед фамилией я больше не буду использовать, ибо невольно расшифровываю я ее совсем не как «господина»). В прошлый раз мне было лениво анализировать все первоисточники этого «интервью», но сейчас я решил все-таки это сделать. Свои комментарии я буду обозначать инициалами «А.Б.», жирный шрифт (кроме самих вопросов) – тоже мой.

На вопросы об "Электронном правительстве 2.0", его особенностях и значении для власти и общества отвечает Павел Григорьев, Кандидат политических наук, эксперт в сфере e-gov, Директор Центра технологий электронного правительства «Open-Government»

Что такое "Электронное правительство 2.0", в чем состоит его отличие от "Электронного правительства 1.0"?
Начать стоит с определения самой технологической платформы Web 2.0 (в противовес «старому» Web 1.0). Данное понятие ввел Тим О’Рейли в своей знаменитой статье. Web 2.0 – это методика проектирования систем, которые путём учета сетевых взаимодействий становятся тем лучше, чем больше людей ими пользуются. Сервисы Web 2.0 дают пользователям возможность одновременного и совместного использования документов – можно создавать, изменять, удалять информацию, доступную для общего пользования.
Применительно к государственному управлению это означает буквально следующее: «чем больше людей принимает участие в обсуждении государственных проектов и решений, тем вернее они на выходе».
Технология AJAX (лежащая в основе Web 2.0) открыла новый способ привлечения граждан к обсуждению проблем государственного управления, и, соответственно, новую методику проектирования государственных информационных систем.
А.Б.: Один из немногих фрагментов текста, похоже, написанных Григорьевым самостоятельно (правда, на основе широко известных фактов). Но при этом он умудряется переврать все, что только возможно. Web 2.0 – это не технологическая платформа и не методика проектирования систем! Это модный ярлык, который был приклеен ряду веб-технологий, уже существовавших задолго до знаменитой статьи О'Рейли. Ну а фраза «Технология AJAX (лежащая в основе Web 2.0) открыла новый способ привлечения граждан к обсуждению проблем государственного управления...» - это, пожалуй, посильнее «Фауста» Гёте будет...

Если классическое «электронное правительство 1.0» или правительство «дымовых труб» подразумевает реализацию такого способа управления, при котором органы государственной власти обеспечивают качественно новый уровень оказания государственных услуг с помощью ИКТ. «Электронное правительство 2.0» идет дальше, создавая новые каналы политического участия с целью повышения эффективности функциональных способностей государства и вовлеченности граждан в процессы принятия политических решений.
А.Б.: Про правительство «дымовых труб» просто прекрасно! Думаю, если «эксперту» задать вопрос, что он имел в виду под «дымовыми трубами», он просто обоср сядет в лужу. Потому что нет в российских публикациях по э-правительству такой метафоры – «дымовые трубы». И в англоязычных публикациях про e-government аналогичного термина тоже нет. Зато там изредка встречается метафора «stow-pipes approach» - в контексте «инфраструктурный подход», подразумевающая, что фокус бюджетных затрат по э-правительству приходится на создание «тяжелой» ИТ-инфраструктуры. Вообще, «stowing pipeline» - это «закладочный трубопровод», а дурацкий перевод «stow-pipes» как «дымовые трубы» я встретил только однажды – в исследовании «Новые бизнес-модели для электронного правительства в Российской Федерации», опубликованном известным проповедником западных успехов на ниве e-government В.Дрожжиновым (это исследование сейчас много где лежит – вот, например, на Госбуке).

Какие проблемы в России препятствуют внедрению "Электронного Правительства 2.0"?
«Электронное правительство 2.0» предполагает повышение социальной активности общества по всем направлениям деятельности власти: в сфере законотворчества – обсуждение законопроектов, в сфере исполнительной власти – повышение активности социальных институтов по решению социально-экономических вопросов, в сфере судебной власти – активизация народного контроля. Акцент смещается на социальный капитал в разработке государственных электронных сервисов, повышение их доступности и интеграции. Как мы знаем российское общество достаточно инертно, сильны психологические барьеры при взаимодействии с властью (страх диалога, восприятие власти как чего-то сакрального и т.п.).
А.Б.: Ну, начнем с того, что практически весь текст абзаца представляет собой слегка подретушированную цитату из первого поста Григорьева на Госбуке (который, в свою очередь, как я уже писал раньше и еще напишу ниже, является плагиатом «творческой переработкой» CNews-ной заметки от 2008 г., автором которой был ни разу не Григорьев). Но, справедливости ради, нужно отметить, что именно этот абзац в заметке CNews отсутствует. Зато он присутствует на стр.123-124 в монографии «Новые политические технологии в современной России» (авторы - Головин Ю.А., Григорьев П.В., Щенников М.А.), выпущенной Московским гуманитарным университетом в 2009 году. Это та самая монография, которую я упоминал в начале поста, – в которую целиком была спизж «творчески позаимствована» статья моей коллеги. И похоже, что указанная статья была не единственным источником творческого вдохновения авторов монографии. Кстати, саму монографию я нашел на stand-alone блоге Григорьева (open-gov.ru), который он выдавал за сайт Центра технологий электронного правительства «Open-Government». Ссылку на сей фундаментальный труд (210 страниц!) не даю по простой причине – уже третий день блог Григорьева «лежит», потому что делегирование домена было оплачено только до 22 января 2011. Но если будут желающие ознакомиться, я выложу «монографию» на SlideShare -  я таки успел ее скачать :).

Создание «электронного правительства» проводится в России «сверху» силами бюрократического аппарата. При этом совершенно не учитывался тот факт, что сама бюрократия не заинтересована в реформах, лишающих ее статусной ренты. А любая система Web 2.0 обнажает проблемы власти, акцентирует на них внимание. Все это приводит к конфликту интересов, при котором ведомства создают «электронное правительство» для себя, так или иначе, игнорируя интересы граждан. В этот смысле, происходит некий «тюнинг» политического управления, на основе модных ИКТ, а не должный административный реинжиниринг.
А.Б.: Я уже отмечал в своем прошлом посте трогательную любовь Григорьева к своим (и не только своим) старым текстам. Вышеприведенный абзац – практически полная цитата из автореферата диссертации Григорьева (скачать автореферат можно здесь), со стр. 21, вот только фраза про Web 2.0 добавилась. А и то верно – чего добру пропадать? Вот только есть у меня сильные подозрения, что автореферат диссертации – не первоисточник процитированного текста...

С созданием такого «псевдо-электронного правительства» баланс сил между чиновниками и гражданами нарушился в пользу власти, не заинтересованной в привлечении общества к процессам принятия политических решений. Данный факт был неоднократно подтвержден нами в результате исследований полноты и качества обратных связей российского «Электронного правительства»,проведенных в 2008-2009 гг.
Подавляющее большинство органов государственной власти не используют Интернет для получения обратной связи от граждан и бизнеса. Из 72 исследуемых сайтов органов государственной власти в список лучших по полноте и качеству механизмов обратных связей попали всего 6, а из 14 механизмов обратной связи, применяемых на сайтах «электронного правительства» ЕС и США, в России явно представлены только 6, при этом качество их реализации остается недостаточным.
А.Б.: И это тоже из автореферата диссертации, со стр.22. Вот как здорово вопросы интервью подобрались – отвечать на них можно, просто делая копипасты из старого творчества. Мне вот интересно – а до цитирования школьных сочинений Григорьева дело дойдет когда-нибудь?

Что получает государство, которое начинает активно использовать механизмы «Электронного правительства 2.0»? Как измерить эффективность этих механизмов?
Эксперты Government Insights и Gartner прогнозируют, что одним из главных трендов станет фактический отказ от традиционной формы «электронного правительства 1.0». Если цитировать Ричарда Харриса из Gartner «использование технологий Web 2.0 позволит госорганам изменить характер взаимодействия и улучшить свою деятельность». Иными словами электронное правительство «одного окна» с его многочисленными формами, сложной авторизацией и непростой структурой больше не актуально. На смену ему приходят открытые системы, а государство все больше привлекает бизнес (социальные сети) для оказания услуг гражданам.
А.Б.: Этот абзац – краткий пересказ заметки CNews от 2008 г. «Web 2.0 выходит на государственный уровень», которую Григорьев, предварительно слегка творчески переработав, разместил на Госбуке уже под своей фамилией.

Потенциал Web 2.0 также позволяет ставить новые цели реформ, которые ранее были недостижимы из-за технологических ограничений коммуникационной среды.
Отрадно, что многие идеи «электронного правительства 2.0» в России активно популяризует Президент Д.А. Медведев. Чего только стоит проект «Общественного обсуждения законопроектов», который стартовал с обсуждения проекта ФЗ «О полиции» (http://zakonoproekt2010.ru). Идея создания такого инструмента общественных дебатов с целью более активного участия граждан в демократическом принятии решений реально показала себя. За время работы сайта с 7 августа по 15 сентября 2010 года его посетило более 1,5 млн. человек. По словам Президента из 30 тыс. комментариев, 20 тыс. оказались полезными и представляют собой конкретные предложения. Подобные проекты наглядно показывают преимущества новых технологий для повышения эффективности политико-административного управления.
А.Б.: Непонятно, почему здесь Григорьев выдает как некий продукт собственного анализа цифры, многократно озвученные в СМИ (ссылок давать не стану, но на сайте РИА «Новости» найти их можно без труда)

Если рассматривать пример с комментариями в государственных блогах чиновников, эти же технологии обличили проблемы нашего общества. Они показали несостоятельность и слабую эффективность власти в решении многих вопросов.

Какие данные государственным органам власти следует открывать в первую очередь?
Открывать можно все, что разрешено законом. В этом же вопросе мне бы хотелось обратить внимание еще на одну проблему: государственную и военную тайну сегодня выдают сотни тысяч пользователей социальных сетей. За несколько минут можно узнать номера и названия секретных воинских частей, найти фотографии спецназа ФСБ и т.п. Еще лет пять назад на составление столь же подробного бюллетеня надо было потратить годы работы специалистов и значительное количество финансовых средств. Сегодня достаточно зарегистрироваться в социальной сети и получить все необходимые данные. В XXI веке индивид в интернете нарушил монополию государства на информацию. Он стал ее производителем, потребителем и трансмиттером. Данные процессы в России сегодня никак не регулируются и остаются в зоне личной ответственности. Пока еще не было прецедентов, чтоб кто-нибудь из пользователей социальных сетей был наказан за разглашение государственной или военной тайны.
А.Б.: Практически весь ответ на вопрос – из текстовой расшифровки репортажа «5-го канала» от 14.03.2008 ««Одноклассники» угрожают национальной безопасности».

Какие страны, на Ваш взгляд, наиболее продвинулись сегодня в развитии «Электронного правительства 2.0»?
На мой взгляд, в технологиях «электронного правительства 2.0» наиболее продвинулись сегодня США. Барак Обама еще в период своей избирательной кампании понял всю силу и потенциал web 2.0. Предложенная им концепция «Open-Government» предполагает, создание инфраструктуры, раскрывающей исходные правительственные данные для общего пользования и комментариев. Государство задает информационный повод, а граждане получают все возможности его обсуждения, так как сайты Web 2.0 позволяют им свободно добавлять свои отзывы и мысли по тем или иным проблемам без ущерба для достоверности исходной информации. However, while these new forms of constituent participation and quasi-direct democracy will take a relatively long time to have a real impact (as they may require constitutional changes), there are areas where their impact can be felt quite rapidly.
А.Б.: Выделенный текст – из первого поста Григорьева на Госбуке (ссылку я давал выше, повторять не хочу), а туда он попал из «монографии трех» (я о ней тоже написал выше), а вот откуда он попал в «монографию», я постараюсь выяснить. А вот идущий следом английский текст (так на Госбуке, а на блоге Григорьева сейчас проверить нет возможности) однозначно раскрывает «творческий метод» Григорьева.

Насколько чиновники продвинулись в понимании модели «Электронного правительства 2.0»?
Сегодня каждый пятый губернатор в России имеет свой блог в интернете. Не последнюю роль в этой активной «интернетизации» сыграл Президент РФ. Однако анализируя содержательную сторону многих интернет-дневников понимаешь, что большинство чиновников воспринимают их лишь как модный атрибут. Блоги первых лиц регионов за редким исключением не являются эффективным средством коммуникации и не используются для продвижения территории или повышения эффективности принятия политических решений.
А.Б.: Весь абзац – искореженная сокращениями цитата из полуторагодичной давности поста Андрея Замулы (руководителя проекта «Губернаторы 2.0») в его ЖЖ.

То, что выгодно для системы в целом, оказывается крайне нежелательным для ее элементов в отдельности. Среди причин сопротивления чиновников новой модели «электронного правительства 2.0» можно выделить:
·         опасения потери «статусной ренты», власти и влияния;
·         опасение за свое существующее должностное положение (рабочее место);
·         «технический шок», незнакомство с новыми технологиями и боязнь ошибок в их использовании;
·         опасение увеличения объема работы;
·         опасение, что новые технологии будут снижать возможность получения неофициальных платежей (взяток) в обмен на использование служебных возможностей.
Переход на новую систему – это своего рода стресс для чиновников.Требуется организация просветительской работы, направленной на разъяснение государственным служащим целей и задач новых программ, а также их возможностей, чем и занимается в настоящее время наш Центр электронного правительства.
А.Б.: Это тоже из «монографии 3-х» (со стр. 130). Но я, как уже говорил, сильно сомневаюсь, что эта «монография» была написана авторами самостоятельно, а не скопипи-пи-пи-пи... Короче, вы поняли...
Так что, в ближайшее время ждите мой очередной источниковедческий пост – он будет именно про «монографию».

1 комментарий:

  1. Альберт, stove и stow -- это разные английские слова. В моем, Дрожжинова, исследовании stove pipes использовано как традиционная для англоязычной литературы по оргпроектированию метафора для обозначения строения организации в виде ряда подразделений одного уровня, взаимодействующих только через более высокий уровень управления. И этот термин никакого отношения к инфраструктуре не имеет.

    ОтветитьУдалить