12 апреля 2010 г.

Сегодня – День космонавтики

Сегодня 12 апреля – День космонавтики. Когда-то (да, теперь уже нужно говорить «когда-то», а не «еще не так давно»…») в этот день с этой фразы начинался каждый выпуск теленовостей, и в газетах ее тоже набирали крупным шрифтом. Потом обязательно шло перечисление успехов советской (именно – советской!) космонавтики с упоминанием Юрия Гагарина, Сергея Павловича Королева, «Луноходов», «Союза»-«Апполона», станции «Мир» и многоразового корабля «Буран»…


Постепенно, несмотря на то, что с некоторых пор День космонавтики объявлен «всемирным», в ряду советско-российских праздников, он занял место где-то между Днем шахтера и Днем работника пищевой промышленности. О нем пока еще вспоминают в новостях по ТВ, но не в первые минуты эфира, а где-то на «задворках» выпуска – перед спортом и погодой.

Для меня же сегодняшний день – по-прежнему праздник с ореолом романтики и героики, и я отношусь к нему так же трепетно, как воспринимал все связанное с космосом, когда еще учился в школе. И в Московский авиационный институт я поступил именно потому, что увлекался космосом. Я точно знал, куда идти - на факультет № 6, который в те годы обтекаемо назывался «Летательные аппараты», но все абитуриенты знали, что это «космический», «ракетный» факультет. Сейчас он, кстати, вполне открыто называется «Аэрокосмическим факультетом».

После окончания МАИ я 11 лет проработал в «почтовом ящике», который занимался «Бураном». Не буду врать – никаких суперважных расчетов и конструкторских проработок, от которых зависел успех «советского шаттла», я не делал. Работал на ВЦ, был системным программистом, командовал операторами ЭВМ, разбирался с проблемами пользователей. Ну считали на наших EC-ках геометрию плиток теплозащитного покрытия, моделировали директивную логику бортовых ЦВМ «Бурана», готовили перфоленты для станков с ЧПУ, которые эти самые теплозащитные плитки обтачивали – но все это делали другие люди. Я же генерировал новые версии ОС, снимал дампы с системных дисков, шаманскими способами с подменой PSW выводил ЭВМ из «зависания»… Ну, правда, пару раз сопоставил траекторные расчеты посадки «Бурана» с углами возвышения антенн приводящих РЛС, нарисовал графики на графопостроителе Benson (кто-нибудь еще помнит такие?) – и стало ясно, что перед самой посадкой локаторы не будут «видеть» корабль, угла поворота антенн не хватит. Этот недочет потом поправили в техническом проекте.


А еще я один раз летал на Байконур, чтобы бороться там с компьютерными вирусами на двух болгарских «персоналках» «Правец-16», на которых тогда готовилась программа второго полета «Бурана» (просто тупо набивалась табличка в текстовом редакторе PE2, под ДОСом). Вирусы поборол, минут 5 у меня ушло на это, а потом я полтора дня, в ожидании обратного самолета, гулял по закрытому городу Ленинску, в котором смотреть вообще нечего было (кроме «Союза», установленного в центре города в качестве памятника – ровно так же, как в других городах ставили на постаменты танк «Т-34»). Кстати, второй «Буран» так и не слетал в космос – закрыли программу, кончился Советский Союз. А потом «изделие 1K2» и вовсе погибло под обломками обрушившейся крыши монтажно-испытательного корпуса …

Так что, для меня сегодняшний день – практически профессиональный праздник. И я совсем тихо и скромно, по-камерному, поздравляю сам себя. Ну и всех причастных тоже…

2 комментария:

  1. Спасибо, Альберт - прочитала Ваш пост с огромным удовольствием!

    ОтветитьУдалить
  2. Наташа, и Вы тоже причастны? Или просто ностальгия?

    ОтветитьУдалить