11 декабря 2009 г.

Шпионский скандал в F1 и… ECM

Мой любимый вид спорта (в смысле – посмотреть по ТВ, а не позаниматься :) ) – гонки болидов Formula One. Смотрю их больше 10-ти лет, года с 1996-го или 1997-го. В 97-м определился с личными пристрастиями – стал болеть за McLaren и Мику Хаккинена. На протяжении 10-ти лет, до 2007 года, пока Кими Райкконен, сменивший в кокпите «серебряной стрелы» своего земляка, не перешел в Ferrari, комбинация «финн в машине McLaren» оставалась моим неизменным «болельщицким» предпочтением. В 2007-м мне пришлось «раздвоиться»: я по-прежнему болел за Райкконена и за McLaren, но теперь в этом «болении» присутствовало две команды – добавилась Ferrari. И по какому-то невероятному стечению обстоятельств, именно эти две команды в том году породили самый громкий скандал в «Формуле» - скандал о техническом шпионаже. По крайней мере, половину сезона-2007 спортивная пресса больше писала о «шпионах», чем о борьбе на трассах.



Не стану здесь пересказывать все подробности – кому интересно, могут посмотреть на Википедии (http://ru.wikipedia.org/wiki/Шпионский_скандал_в_Формуле-1) или на сайте F1News.ru (http://www.f1news.ru/memuar/2007/espionage). Это была настоящая детективная история – с пропажей секретных документов, тайной перепиской, слежкой, высокотехнологичными расследованиями…

Я решил написать этот пост, чтобы показать, каким причудливым образом иногда переплетаются высокие технологии, большие деньги, политика и… ECM.

Хронология событий
  • Уже на самом старте сезона 2007 года в Ferrari стали подозревать, что их главные конкуренты каким-то образом получили доступ к строго конфиденциальной технической информации «красной конюшни». Никак иначе нельзя было объяснить тот факт, что FIA по «наводке» шефа McLaren Рона Денниса целенаправленно искала и нашла нарушения технического регламента в болиде Ferrari.
  • В марте-апреле 2007 года главный механик Ferrari Найджел Степни и главный конструктор McLaren Майк Кофлэн обмениваются двумя десятками писем по электронной почте, из которых Кофлэну становятся известны подробности конструкции и детали гоночной стратегии Ferrari. Об этой переписке стало известно гораздо позже, в ходе расследования, инициированного FIA.
  • В апреле Кофлэн почему-то жалуется управляющему директору McLaren Джонатану Нилу на то, что ему приходят по электронной почте письма от Степни, обиженного на руководство Ferrari. Дж.Нил дает команду на установку файрвола в офисе McLaren, который блокирует переписку между Степни и Кофлэном (так события описаны в прессе; скорее всего имела место не установка файрвола, а настройка на установленном файрволе специальных правил, блокирующих переписку – А.Б.).
  • В конце апреля Степни и Кофлэн встречаются в небольшом испанском городке Port Ginesta, где, по версии следователей, Степни передает Кофлэну папку с технической документацией Ferrari объемом в 780 (!) страниц. Что конкретно было в этой папке, никогда не разглашалось публично. Степни говорил, что в его распоряжении были многочисленные чертежи болида Ferrari – они были нужны ему, т.к. он участвовал в разработке компьютерного тренажера для гонщиков, но что он никогда не передавал эти документы Кофлэну. Кофлэн никогда публично не признавал, что получил документы непосредственно от Степни – он говорил, что они были доставлены ему курьерской почтой и что он не знал отправителя.
  • В начале мая супруга Майка Кофлэна, Труди Кофлэн, приносит папку с документацией Ferrari в бюро сканирования, расположенное рядом со штаб-квартирой McLaren в Уокинге, и просит отсканировать все документы и записать их на компакт-диски. Сотрудник центра, знающий госпожу Кофлэн, понимает, что папка с документацией Ferrari в руках супруги главного конструктора McLaren – сочетание, мягко говоря, неординарное. Он сообщает об этом в офис Ferrari; в итальянской команде начинают внутреннее раследование...
  • В середине мая итальянская полиция начинает расследование в отношении Найджела Степни, но обвинения ему пока не предъявляются. В конце июня о ведущемся расследовании становится известно прессе, однако, в качестве возможной причины называются подозрения в саботаже, а не в техническом шпионаже.
  • С 11 марта по 3 июля 2007 года Кофлэн и Степни обменялись 288 СМС-сообщениями и 35 телефонными звонками. Об этом также стало известно позже, когда расследование шло уже в полном объеме.
  • 3 июля 2007 года Найджела Степни увольняют из Ferrari. В этот же день становится известно, что высокопоставленного сотрудника McLaren подозревают в шпионаже против Ferrari, ночью появляется информация о том, что этот сотрудник - главный конструктор Майк Кофлэн.
  • В статье, опубликованной в британской The Guardian 5 июля, со слов авторитетного источника утверждается, что при обыске в доме сотрудника McLaren найдены "сотни чертежей, принадлежащих Ferrari". В реальности обыска не было – Кофлэн (после жесткого общения с руководством McLaren) добровольно передал полиции два компакт-диска с документами Ferrari. Оригинальные бумажные документы были им сожжены сразу после того, как были отсканированы.
  • 25 июля Всемирный Совет FIA, на специальном заседании в Париже, разбирает детали дела об утечке и возможном использовании конфиденциальной информации. Факт владения McLaren такой информацией подтвержден, но доказательств ее использования в конструкции машины и получения незаконного преимущества не найдено, команда не наказана.
  • В заявлении Совета сказано, что если в будущем такие доказательства будут обнаружены, то команда будет снова вызвана на заседание Совета и может быть наказана, вплоть до дисквалификации из чемпионата 2007 и 2008 года.
  • 5 августа один из двух боевых гонщиков McLaren, Фернандо Алонсо, будучи недовольным своим положением в команде, шантажирует руководство McLaren, угрожая обнародовать данные об электронной переписке с тест-пилотом команды Педро де ла Росой, в которой фигурировала конфиденцальная информация о Ferrari, предоставленная Кофлэном.
  • В конце августа президент FIA Макс Мосли отправил письма командам чемпионата и гонщикам McLaren Mercedes, в которых призвал прислать в адрес FIA копии любых документов, в которых упоминаются гонщики McLaren, Ferrari или Найджел Степни (см. текст письма ниже)
  • В начале сентября команда McLaren получила уведомление FIA о заседании Всемирного Совета по автоспорту, на котором будут рассмотрены новые факты по делу о шпионском скандале. Эти новые факты – вскрывшаяся переписка по электронной почте гонщиков McLaren.
  • 13 сентября 2007 года Всемирный Совет по автоспорту признал вину McLaren и лишил команду очков в Кубке Конструкторов; очки, заработанные гонщиками не тронуты. Команда заплатила рекордный штраф в 100 миллионов долларов, а конструкция машин, разработанных для следующего сезона, была проанализирована экспертами FIA, прежде чем McLaren разрешили участвовать в чемпионате 2008 года.
Приговор был вынесен, но история на этом не закончилась. Феерическим финальным аккордом (и абсолютно ECM-ным по своей сути) явилась публикация на веб-сайте FIA протоколов заседания Всемирного Совета от 13 сентября (см. «Утечка из FIA»)

Письмо президента FIA гонщикам команды McLaren
«Дорогой г. Де Ла Роса
Как вы знаете, FIA расследовала обстоятельства шпионского скандала, чтобы выяснить, в какой степени McLaren владела конфиденциальной информацией Ferrari. Недавно нас уведомили о том, что один или несколько гонщиков McLaren знали о такой информации. В интересах спорта важно, чтобы FIA имела всю информацию по этому поводу, позволяющую подтвердить или опровергнуть это свидетельство.
В связи с этим мы вынуждены просить о том, чтобы вы сделали копию любых документов, которые имеют отношение к этой ситуации и находятся в вашем распоряжении. Под документами мы подразумеваем электронную переписку, текстовые сообщения, письма, примечания, заметки, рисунки, диаграммы, данные и любую другую информацию в бумажной или электронной форме.
В особенности нас интересуют копии любой электронной переписки, в которой упоминается Ferrari или Найджел Степни, или идет речь об информации, поступившей от Ferrari или Найджела Степни. Если вы знаете о существовании таких документов, но не можете предоставить их FIA, то опишите содержание, обстоятельства, при которых вам стало о них известно, и причину, по которой документ не может быть предоставлен FIA.
Если вы не уверены в том, что документ имеет отношение к делу, то перешлите его, или его описание для экспертизы FIA. Надеюсь, вы понимаете, что наша обязанность — гарантировать справедливость и законность чемпионата, это касается всех участников и обладателей суперлицензии.
Я надеюсь, что вы без задержки сообщите нам о наличии подобной информации. Со своей стороны, учитывая важность проблемы, я могу гарантировать, что любая информация, которую вы сообщите по этому запросу, не будет использоваться против вас. Однако, если позже станет известно, что вы утаили информацию, то последствия могут быть серьезными.
Мы посылаем аналогичные письма Фернандо Алонсо и Льюису Хэмилтону, и рассчитываем на быстрый ответ. Спасибо за сотрудничество.
Искренне ваш, Макс Мосли»

 «Утечка» из FIA
Через несколько дней после заседания Всемирного Совета по автоспорту на сайте FIA должны были быть опубликованы практически полные протоколы заседания, состоявшегося 13 сентября. «Практически полные» - потому что из протоколов должен был быть изъят небольшой объем информации, которую команды Ferrari и McLaren объявили конфиденциальной.
Когда большинство журналистов, ожидавших веб-публикации, наконец увидели на официальном сайте FIA ссылку, под которой должны были находиться протоколы, она сначала не открывалась, но через какое-то время все заработало. Объяснение этому появилось только на следующий день: оказывается, кто-то из сотрудников федерации выложил на всеобщее обозрение PDF-файл с версией протоколов, где фрагменты, содержавшие действительно конфиденциальную информацию, были просто «замазаны» черным маркером (при этом сам файл не был защищен от модификации и копирования текста из него). Ошибку быстро заметили и файл с сайта убрали, а несколько позже появилась окончательно отцензурированная версия, где замазанные фрагменты уже были заменены на многоточия.
Однако ушлые итальянские журналисты все-таки успели скопировать «неправильный» файл, и в течение некоторого времени с ним можно было ознакомиться на сайте газеты Corriere della Sera. Правда, ничего уж такого сверхъестественного там не было. К примеру, в протоколах можно было прочитать, что годовая зарплата оскандалившегося главного конструктора McLaren Майка Кофлэна составляла от 300 до 400 тысяч фунтов ($600 – 800 тыс.). Или узнать более детальную информацию о принципе работы тормозной системы Ferrari и в чем ее отличие от тормозов McLaren.

В чемпионате 2007 года победил Кими Райкконен и команда Ferrari

F1 и ECM
Я не буду подробно анализировать эту историю с позиции ECM-специалиста – хотя под этим углом зрения она воспринимается как целая коллекция некомпетентных действий, вопиющих нарушений правил информационной безопасности и просто откровенных нелепостей. Пройдусь пунктиром – в виде риторических вопросов…
  1. Почему в командах не был организован строгий учет конфиденциальных документов – независимо от формы их существования?
  2. Зачем нужно было нести пачку конфиденциальных материалов для сканирования в «копировальную лавку»? Купить сканер для личного пользования, настроить его на безобидных бумажках с помощью какого-нибудь студента – а потом уже все, что нужно, скопировать в спокойной домашней обстановке… Так нельзя было сделать?
  3. Почему на почтовых серверах и файрволе как в Ferrari, так и в McLaren, не были настроены правила фильтрации электронной почты, исключающие возможные утечки информации и переписку с потенциально опасными корреспондентами?
  4. Почему люди, обменивающиеся конфиденциальной перепиской (тем более - содержащей сведения шпионского характера), не позаботились об уничтожении этой переписки, когда в ней уже не было необходимости?
 Письмо Макса Мосли гонщикам тоже представляет интерес с точки зрения ECM. Тот параграф, который я выделил жирным курсивом, представляет собой – с позиции ECM-специалиста - не что иное, как запрос на раскрытие информации (discovery request). В современных ECM-системах сформировалось уже целое направление, посвященное задачам такого рода – E-Discovery. Я планирую уделить этому немало внимания в своем журнале – недаром же я назвал его «ECM Discovery».

А последний эпизод – просто песня. Тут тебе и управление веб-публикациями, и цензурирование публикуемых материалов, и защита содержания, и управление цифровыми правами (которого не было и в помине)… Обо всем этом я тоже буду еще писать.

2 комментария:

  1. представляет собой – с позиции ECM-специалиста - не что иное, как запрос на раскрытие информации

    Славно, что "позиция ECM-специалиста" совпадает здесь с позицией законодательства, ибо это и на самом деле именно стандартный текст запроса на выемку документов и информации :))

    ОтветитьУдалить
  2. Вот сильно не нравится мне слово "выемка". Уж очень силовыми методами отдает - обыск, "маски-шоу"... А термина "раскрытие информации", как я понимаю, в российском законодательстве нет.
    Все-таки - "раскрытие" и "выемка" не одно и то же. "Раскрытие" самой своей семантикой подразумевает свободные действия владельца информации.

    ОтветитьУдалить