29 марта 2010 г.

На «перекрестке» F1 и ECM: Сингапурский Crashgate-2008

Это второй мой пост из серии «F1 и ECM» (первый был про шпионский скандал 2007 года, в котором участвовали McLaren и Ferrari). Я пишу об этом потому, что, во-первых, являюсь фанатом F1 и, во-вторых, являюсь специалистом в сфере ECM, а на «пересечении» этих двух сущностей не очень часто, но все-таки случаются достаточно интересные события. Причем, как правило, F1 порождает само событие, а ECM впоследствии (иногда - очень сильно впоследствии) демонстрирует непреходящую справедливость формулы «рукописи не горят», только в своей, ECM-ной трактовке – «документы и записи не исчезают».

Знаете ли вы, какая связь между этими двумя фотографиями? Ну, конечно, кроме той очевидной, что обе они сделаны в ходе одного и того же Гран-При – сингапурского 2008 года.
Ответ – в цитате из репортажа, опубликованного на сайте F1News.Ru:
Ключевым моментом стала авария Нельсиньо Пике на 14-м круге. Фернандо Алонсо, стартовавший 15-м, к тому моменту успел дозаправиться, потом въезд на пит-лейн закрыли, и испанец получил преимущество, которое уверенно довёл до победы. Это двадцатая победа в карьере Алонсо и первая с прошлогодней Монцы.

Этот репортаж появился сразу после гонки и начинался с фразы – «Невероятный Гран-При!». «Крашгейтом» эту гонку назвали впоследствии, очень сильно впоследствии - год спустя. Чтобы стало понятно - почему, нужно уточнить, что Нельсиньо Пике и Фернандо Алонсо были в 2008 году гонщиками одной и той же команды – Renault. Тогда, в Сингапуре-2008, все случившееся казалось классической иллюстрацией к строчке из песни квартета «ABBA» - «The winner takes it all, The loser standing small…». Пилот-неудачник «припарковывает» свой болид в стену, ограждающую трассу, а его более удачливый партнер по команде героически прорывается почти через весь гоночный пелетон, побеждает в гонке и поднимается на верхнюю ступень подиума.
Через год стало ясно, что если и иллюстрировать случившееся строчкой из песни, то это должно быть что-то вроде битловской «Oh, I get high with a little help from my friends, Yes, I get by with a little help from my friends…»

Но – обо всем по порядку. Причем, не по порядку событий, происходивших до и в ходе самого Гран-При Сингапура-2008, а по порядку событий, раскрутивших «Крашгейт». И да – я не буду в подробностях рассказывать про весь «Крашгейт», меня интересуют, в основном, ECM-аспекты этой истории. Те же, кому интересно почитать обо всем скандале, могут сделать это, например, на сайте F1News.Ru – начав с поста «Крашгейт: Хронология событий».

Затяжное пике Нельсиньо
После не слишком удачного для «Рено» сезона-2008 (Алонсо закончил его 5-м, Пике – 12-м, команда стала 4-ой в Кубке конструкторов), в 2009-м Нельсиньо Пике и Фернандо Алонсо продолжили выступать за «Рено», но внутри команды практически с самого начала сезона стал назревать конфликт. Уже в апреле, всего после двух прошедших гонок, в окологоночных СМИ начали муссироваться слухи, что Алонсо находится в команде на привилегированном положении, а результатами Пике в команде не очень довольны и подумывают о досрочном расторжении контракта с ним. Поначалу и команда Renault, и сам Пике опровергали эти слухи. Но по ходу сезона опровергать видимое многим становилось все труднее. Вот даты и заголовки новостей с сайта F1News.Ru:

К середине лета и середине сезона ситуация для Пике ухудшилась настолько, что стало очевидным – дни Нельсиньо в «Рено» сочтены. Однако, он продержался до 10-ой гонки чемпионата, Гран-При Венгрии, хотя это и стоило ему весьма потрепанных нервов:

После Хунгароринга отношения между Нельсиньо и менеджером «Рено» (и по совместительству – менеджером самого Пике) Флавио Бриаторе испортились вдрызг:

Казалось, что ситуация прояснилась окончательно: контракт Пике с «Рено» расторгается, Бриаторе – как личный менеджер Нельсиньо – с выгодой для себя (а как же иначе!) продаст молодого гонщика в какую-нибудь другую команду, и все обо всем забудут. Но не тут-то было! Уходя, Нельсиньо сумел очень громко «хлопнуть дверью».

Спираль «Крашгейта»
Первый звоночек прозвенел в конце августа 2009. Вот что написали тогда все сайты, посвященные F1:
В прошлом году Фернандо Алонсо выиграл гонку в Сингапуре, одержав первую победу в сезоне. Ключевым моментом тогда стала авария Нельсиньо Пике на 14-м круге. Фернандо Алонсо, стартовавший 15-м, к тому моменту успел дозаправиться, потом въезд на пит-лейн закрыли, и испанец получил преимущество, которое уверенно довёл до победы.
После финиша многие говорили о том, что авария Пике произошла в момент, максимально выгодный для Алонсо, но тогда никаких претензий к команде не было, а сейчас они появились.
FIA не сообщает источник информации, однако ходят слухи, что после увольнения Пике из Renault Нельсиньо Пике мог стать инициатором расследования, которое сегодня было официально подтверждено федерацией.

Уже в ближайшие дни появились новые подробности:
[…] Фернандо выиграл гонку в Сингапуре, а пресса писала о том, что авария Пике произошла в самый подходящий для Renault момент, но не могла же команда приказать своему гонщику разбить машину?
Бразильский телеканал Globo считает, что могла, во время воскресной трансляции Гран При Бельгии комментатор Реджинальдо Леме заявил о том, что FIA привлекла независимых экспертов, чтобы расследовать обстоятельства «в связи с появлением новых свидетельств». Имя Нельсиньо Пике, как возможного источника информации, при этом не упоминалось, в эфире речь шла о том, что федерация получила убедительные «доказательства вины Бриаторе».
У FIA есть доступ ко всем необходимым материалам, в том числе – к записи переговоров команды с гонщиками во время Гран При Сингапура. […]

[…] По информации The Daily Express, руководство Renault отрицает обвинения, выдвинутые Нельсоном Пике, которые легли в основу расследования FIA. 
«Были также опрошены и другие представители инженерного департамента команды, а телеметрия и записи радиообмена изъяты для проверки», пишет газета. […]

А.Б.: Ну вот и добрались во всей этой истории до классики ECM – Records Management. Нужно пояснить, что в сфере ECM «записями» (records) называются не только (и не столько) аудио-, видео- и телеметрические записи (которые именно и свойственны гонкам F1), сколько любые документы (финансовые, технические, юридические и пр.), которые должны храниться достаточно долго (иногда – десятки лет) и в доказательно неизменном виде для подтверждения правомочности и корректности имевших место бизнес-действий.
Я не знаю (пока) сколько времени положено хранить документы, радиопереговоры и телеметрические записи прошедших гонок (которые являются одновременно и записями в смысле ECM), но данный случай демонстрирует – как минимум год они хранятся.

Где есть информация и документы, не обходится без «утечек»:
Журналистам британского Autosport стали известны некоторые факты, которые будут обсуждаться 21 сентября на заседания Всемирного Совета FIA по поводу обстоятельств аварии Нельсиньо Пике в прошлогоднем Гран При Сингапура. По информации, которая попала в распоряжение журналистов, одним из ключевых вопросов станет встреча Нельсиньо Пике, Флавио Бриаторе и Пэта Симондса, которая состоялась за час до старта Гран При Сингапура.
[…] Итальянский Autosprint пишет, что дополнительными доказательствами стали данные телеметрии с машины Пике, убедившие FIA в необходимости рассмотрения вопроса на чрезвычайном заседании Всемирного Совета. В 17-м повороте, где Пике попал в аварию, задние шины Renault теряли сцепление с трассой, поэтому гонщики на каждом круге ненадолго отпускали педаль газа, чтобы не потерять машину. Однако, на круге аварии, Пике продолжил разгон, несмотря за потерю сцепления задних шин.

В сеть попал сокращенный текст заявления Нельсиньо Пике по поводу обстоятельств аварии, произошедшей в прошлогоднем Гран При Сингапура. Конфиденциальный документ был разослан членам Всемирного Совета, и на каком-то этапе произошла утечка... […]

Внеочередное заседание Всемирного Совета FIA по поводу обстоятельств аварии Нельсиньо Пике в Гран При Сингапура'08 пройдёт 21 сентября, но некоторые ключевые документы, в частности – заявление Нельсиньо Пике, уже просочились в прессу. Представители FIA заявили о поиске источника, который передал журналистам эти документы, а ассоциация команд FOTA сегодня критиковала утечку информации... […]
Макс Мосли заявил журналистам, что федерация сделает выводы: "Жаль, что это произошло, в прессу попало мнение одной стороны, и мы должны узнать, как это произошло. Когда в следующий раз мы будем рассылать материалы 20 или 30 лицам, нужно будет сделать так, чтобы каждую копию можно было идентифицировать".

А.Б.: Меня однажды уже поразил совершенно дилетантский подход к вопросам информационной безопасности, вскрывшийся в ходе шпионского скандала 2007 года между Ferrari и McLaren (напоминаю, что я об этом писал – ссылку можно найти в начале этого поста), но выясняется, что и высшее руководство самого технологичного спорта в мире также не имеет представление об азах защиты информации. Я не буду сейчас в подробностях рассматривать все имевшие место «ляпы» по части работы с конфиденциальной информацией в разных командах и управляющих структурах F1, т.к. планирую посвятить этой теме отдельный развернутый пост. Но очень хочется воскликнуть: «Макс, ну нельзя же ТАК!» Будем считать, что воскликнул… :)

Но президент FIA не перестал удивлять меня как ECM-специалиста:
[…] Изначально мы потребовали, чтобы к прошлому понедельнику команда представила нам все документы, но она попросила дополнительное время. Теперь мы ждем до середины следующей недели. Мы не знаем, что она может представить, но у каждой истории всегда есть две стороны. […]

А.Б.: Я уже писал, рассказывая о шпионском скандале в F1, что на языке ECM требование контролирующего органа (регулятора) представить документы называется «раскрытие» (discovery). В ECM существует целый класс решений (E-Discovery), которые нацелены на то, чтобы помочь организации максимально быстро (потому что сроки раскрытия, устанавливаемые регулятором, обычно бывают очень жесткими и за нарушение этих сроков следуют серьезные санкции) и в максимальной полноте (потому что за неполностью предоставленные сведения регулятор тоже наказывает) подготовить и представить требуемую информацию. Упоминаемая г-ном Мосли просьба команды «Рено» о дополнительном времени на подготовку информации явно свидетельствует, что ни о каких решениях класса E-Discovery в F1 речь не идет.
Да и в самой FIA  с этим дела обстоят не лучше, чего стоит только эта оговорка – «Мы не знаем, что она может представить…» Это значит, что никаких утвержденных жестких перечней записей, подлежащих обязательному долгосрочному хранению, в F1 не существует. Что не успели случайно или намеренно уничтожить – то и сгодится для расследования…

Кстати, вспомнил г-н Мосли и историю 2007 года. Его цитаты интересны тем, что демонстрируют непреложный, но еще далеко не всеми осознанный факт – электронная почта уже давно стала одним из критически важных видов бизнес-информации (и одним из критически важных видов доказательств в судебных разирательствах – как для защиты, так и для обвинения):
[…] Если говорить о деле McLaren, то в сентябре 2007-го прошло заседание, на котором были представлены электронные письма, на основании которых мы точно установили, что в курсе происходившего был не один сотрудник команды, но и другие люди тоже.
[…] Более того, в декабре, когда мы полностью завершили расследование, выяснилось, что сотрудники McLaren, работавшие над машиной 2008-го года, тоже располагали шпионской информацией. У нас есть электронная переписка главного инженера, работавшего над машиной 2007-го года, и главного инженера, отвечавшего за создание машины 2008-го года, где есть ссылка на источник в рядах Ferrari.
Мы также обнаружили электронное письмо, в котором Рон Деннис дает инструкции не использовать систему бесступенчатого переключения, пока не закончится разбирательство с FIA.

А.Б.: Вот сейчас только обратил внимание – месяц сентябрь стал каким-то «устойчиво-критическим» периодом времени для F1. Сами посудите: 2007 – ключевые судебные слушания по «делу McLaren», 2008 – Гран-При Сингапура (тогда же, кстати, и другие «заварушки» в F1 происходили, но без явного ECM-аспекта, поэтому я о них рассказывать не буду), 2009 – «Крашгейт»… По-видимому, следует ожидать какой-то «движухи» и в этом сентябре :). По ходу сезона попробую спрогнозировать, что это может быть.

Закончу свой длинный пост я двумя записями-свидетельствами, которые сыграли ключевую роль в разбирательстве с «Рено». Это «записи» и в смысле ECM, и в привычном для нас значении – аудиозапись радиопереговоров в ходе гонки и запись телеметрии с болида Нельсиньо Пике.

Радиопереговоры Renault в Сингапуре-2008
Британская The Times опубликовала транскрипт радиопереговоров Renault до и после аварии Нельсиньо Пике в Гран При Сингапура-2008 (источник цитирования русского перевода – F1News.Ru). Читая этот транскрипт, можно очень хорошо представить, до какой степени дошел цинизм Флавио Бриаторе и Пэта Симондса – двух основных «заговорщиков». Ведь переговоры команд не идут по закрытым каналам – их слышат и организаторы Гран-При, и чиновники FIA, и другие команды, и даже зрители в ходе телетрансляции. На «командном мостике» Renault сидели два человека, которые знали, что сейчас должна будет произойти авария с непредсказуемыми последствиями – как для самого Пике, так и для зрителей, гоночных комиссаров и других гонщиков, которые могли оказаться рядом с машиной Пике в момент ее столкновения с ограждением трассы. Знали – и хладнокровно выдавали в эфир:
Пэт Симондс: Мы не будем использовать три пит-стопа… Не беспокойтесь о топливе, я планирую вытащить его (Фернандо Алонсо) из трафика раньше.
Нельсиньо Пике: На каком мы круге? На каком мы круге?
Инженер Renault: Он спрашивает: «На каком мы круге?»
Пэт Симондс: Скажите, что он завершает восьмой круг… Скажите, что он сейчас завершает восьмой круг.
[…]
Пэт Симондс: Думаю, мы проведём пит-стоп до того, как он обгонит (Казуки Накаджиму, который ехал перед Фернандо), вытащим его из трафика – есть беспокойство по поводу топливного насоса. Через несколько кругов, его надо остановить раньше, чем на 40-м круге.
Пэт Симондс: Ок, теперь ему нужно серьёзно атаковать. Если он (Пике) не обгонит Баррикелло, то ничего не добьется, он должен его обогнать на этом круге.
Флавио Бриаторе: Скажите, пусть прибавит.
Инженер: Нельсон, никаких оправданий, вы должны обогнать Баррикелло. У нас преимущество на прямой, нужно прибавить и обогнать его.
А.Б.: Кстати, нужно отметить, что гоночный инженер Нельсиньо Пике, участвующий в этом радиообмене и выдающий команды гонщику, был не в курсе всего задуманного Бриаторе и Симондсом. Но сама эта фраза, которую я подчеркнул, была командой для Пике – «Пора действовать!». По транскрипту видно, что собственно безоговорочную команду отдали Бриаторе и Симондс, инженер же просто транслировал ее гонщику. Команда была отдана на 12-ом круге – Алонсо как раз побывал на пит-стопе и успел заправить свой болид.

... через два круга Пике попадает в аварию в 17-м повороте.
Несколько голосов: Авария Нельсона. Должны быть красные флаги. Это серьёзно.

Пике: Жаль, парни, я выбыл.
Инженер: Он в порядке? Он в порядке?
Пэт Симондс: Спросите, он в порядке?
Инженер: Вы в порядке?
Инженер: Фернандо только что проехал мимо.
Инженер: Ок, желтые флаги.
Нельсиньо Пике: Ударился затылком, думаю, я в порядке.
Инженер: Хорошо, принял.
Пэт Симондс: Хорошо,(неразборчиво) остановите его.
Инженер: Машина безопасности, машина безопасности. Фернандо, машина безопасности, смесь три.
Пэт Симондс: Скажите ему, пусть будет осторожен в 17-м повороте.
Инженер: Авария была серьёзной.
Флавио Бриаторе: “F***ing hell...my every f***ing disgrace, f***ing, he's not a driver” (оставим без перевода)
Пэт Симондс: Какая позиция у Фернандо?
Инженер: Он был 20-м, но первый за машиной безопасности. Нужно подождать.
Флавио Бриаторе: Какую позицию мы занимаем после этого?
Пэт Симондс: Честно говоря, я не знаю, Флавио. Всё это хорошо для Фернандо, но я не знаю, где он.

Для незнакомых с правилами гонок F1 поясню немного суть всего случившегося:
  1. Авария произошла (так было изначально задумано!) в 17-ом повороте трассы - там где не было подъемных кранов и резервных ворот в ограждении, которые бы позволили быстро эвакуировать разбитую машину Нельсиньо Пике. Разбитый болид стоял в опасном для других гонщиков месте – следовательно, на трассу должен был выехать автомобиль безопасности (Safety Car – SC), собрать и водить за собой всех гонщиков до тех пор, пока с трассы не будут убраны болид Пике и его обломки. Обгоны в пелетоне во время движения за SC запрещены – болиды едут «гуськом».
  2. По правилам гонок, до тех пор, пока весь гоночный пелетон не соберется за SC, пит-лейн закрывается - ни один гонщик не должен заезжать на пит-стоп для дозаправки и смены резины. Между тем, некоторые болиды просто вынуждены были нарушить правило закрытого пит-лейна и заехать на дозаправку – иначе они просто бы остановились на трассе, израсходовав весь бензин. За нарушение правил полагается штраф – проезд через пит-лейн с остановкой на 10 сек. Реально – с учетом ограничения скорости на пит-лейне – оштрафованный водитель после отбывания наказания фактически откатывается в конец пелетона.
  3. Фернандо Алонсо – по «счастливому стечению обстоятельств» :) – оказался в голове пелетона, выстроившегося за SC. Фактически, он занимал последнее, 20-ое, место в гонке, т.е. от болида, идущего вслед за ним, отставал на целый круг. Но большинству машин в пелетоне тоже требовалась заправка, и те, кто заезжал на пит-стоп (после того, как он вновь открылся, или даже до того – под неизбежной угрозой штрафа), после выезда с пит-лейна догоняли пелетон и пристраивались в «хвост». Т.е., Алонсо, что называется «не сходя с места» (т.е. продолжая двигаться за SC), виртуально «обогнал» почти три четверти пелетона – что никогда не удалось бы ему в нормальном гоночном режиме. После ухода SC с трассы и возобновления нормальной гонки впереди Алонсо оставалось всего 4 машины, которым все равно предстояло еще заехать на дозаправку. С ними Алонсо удалось «разобраться» уже без «маленькой помощи своих друзей»…

Телеметрия с болида Нельсиньо Пике
На сайте The Times можно найти и PDF-документ с картинкой, содержащей фрагмент телеметрии с машины Нельсиньо Пике в момент выхода из 17-го поворота:


На графике телеметрии интерес для нас представляют две кривые – уровень нажатия ноги гонщика на педаль газа (толстая оранжевая линия) и скорость вращения заднего правого колеса (толстая желтая линия). Резкий подъем оранжевой линии до практически горизонтальной «площадки» показывает, что Пике «газовал в пол», причем делал это гораздо раньше, чем при предыдущих прохождениях этого поворота. Ступенчатый подъем желтой линии показывает, что обороты правого заднего колеса возросли, приведя к пробуксовке, потере сцепления с трассой и заносу болида.
Небольшой «провал» после начала горизонтальной «площадки» на кривой газа демонстрирует, что рефлексы все-таки иногда оказываются сильнее приказов из мозга – выходя из поворота, Пике инстинктивно поднял ногу с педали газа, чтобы избежать заноса, но затем, исполняя приказ из боксов, снова вдавил педаль до упора и через несколько мгновений «въехал» в стену…

Через несколько дней после Гран-При Сингапура команда Renault продлила с Нельсиньо Пике его контракт, находившийся до этого в «подвешенном» состоянии около 2-х месяцев, на сезон-2009. До «Крашгейта» оставался еще целый год…

Комментариев нет:

Отправить комментарий